13:31 

Save-kill

Virtual Intelligence Avina
В честь уже наступившего Дня Защитника Отечества мы открываем долгоиграющий драббло-фест!


В нашей необъятной Галактике (как и наверняка в нескольких соседних) сложно найти разумного, который бы не стремился к лучшему для своего народа. Представители разных рас готовы отстаивать свои интересы и свою правоту всеми доступными способами: политикой, сделками и даже войнами, если потребуется. Каждый из них действует на благо своей родины, занимаясь тем, что даётся ему лучше всего: тренируя новобранцев, разрабатывая лекарства в лабораториях, заключая выгодные соглашения или создавая нечто невообразимое в сфере искусства, что вдохновит всех остальных на что-то новое. Каждый из них – неповторим и незаменим!
Давайте вспомним их деяния и воздадим им должное!




Флудилка


Правила основаны на модифицированном «Save-kill». Задача участников – вывести любимых персонажей в Небесный Бар путем написания драбблов, где эти персонажи так или иначе выигрывают. Если вам хочется, чтобы какой-то персонаж, направляющийся в Бар, до него не добрался, а ещё лучше – оказался в Забытии, то вы можете написать драббл, где этот персонаж проигрывает.
Как победа, так и проигрыш могут быть любыми, начиная от проигранного шутливого спора и заканчивая спасением жизни.

Для того, чтобы ввести персонажа в игру, про него надо написать драббл. Это даст ему десять баллов здоровья. В дальнейшем, за каждый выигрыш персонаж получает один балл, а за проигрыш – один балл теряет. Чтобы достигнуть Небесного Бара или Забытия, персонажу нужно набрать двадцать баллов – или потерять все баллы до нуля.
Начальный список персонажей отсутствует. Первые десять набираются из тех, которых заявляют участники, затем добавление новых персонажей происходит по мере выхода какого-то персонажа из игры.

Не забывайте о духе честной борьбы: соблюдайте очерёдность ходов, давайте остальным участникам время отыграться (два драббла подряд от одного участника, влияющие на счёт одного и того же персонажа, могут быть выложены с интервалом не менее получаса) и т.д.

Минимальный объем драббла – двести слов, максимальный – пятьсот. Категории, темы и рейтинг – на усмотрение авторов (рейтинг прячьте под кат с пометкой 18+).
Счёт персонажей вывешивается перед драбблом, с указанием, у какого персонажа и в какую сторону он был изменён (например Гаррус 11 + или Лиара 10 -). Значение указывается уже изменённое.

Это не конкурс, так что награды не предусмотрены. Поэтому можно играть и от своего имени, и от гостевого логина, если вам так удобнее. Участники могут заключать какие угодно союзы – и расторгать их в любое время.

Главное – получайте удовольствие и веселитесь!
Найлус — 10 баллов
Явик — 10 баллов
Гаррус — 11 баллов
Тейн — 10 баллов
Ария Т'Лоак — 10 баллов
Заид Массани — 10 баллов
Предвестник — 11 баллов
Рейес — 10 баллов
Миранда — 10 баллов
запись создана: 23.02.2017 в 00:54

@темы: выкладки, save-kill

URL
Комментарии
2017-02-25 в 00:49 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
Найлус (старт)

Найлус идёт по коридорам базы, спиной чувствуя, какими взглядами его провожают. От этого внимания – почти неприличного, почти назойливого – вот-вот начнёт чесаться гребень. Найлус мог бы обернуться и ответить на каждый из этих взглядов своим. Причём так, что вряд ли кто-нибудь захотел бы смотреть на него снова.
В конце концов, какая разница? Он сменил уже два отряда, уверен в том, что сейчас сменит третий. И его почти наверняка переведут куда-нибудь подальше. Так что... почему бы и нет?
Кажется, ему даже не нужно смотреть. Достаточно просто перестать скрывать проявления мыслей на лице. Взгляды после этого становятся куда короче.
Вот и прекрасно.

Перед ним с шипением открывается дверь, и Найлус заходит в кабинет, разливая вокруг себя ауру ехидства и всем своим видом показывая, что он уже в курсе того, что его ждёт, и его это ни капли не смущает.
Правда, спустя несколько мгновений он понимает, что это не совсем так.
— Значит, вы говорили о нём?
Рядом с полковником, от которого, собственно, Найлус уже приготовился получить выговор и сообщение о переводе, стоит ещё один турианец, которого сложно было бы не узнать.
И не только потому, что у самого молодого из представителей Иерархии, вошедших в Спецкорпус, в принципе достаточно запоминающаяся внешность.
Сарен Артериус смотрит на Найлуса холодно, внимательно и оценивающе. Крайку кажется, что его просто сканируют.
А потом в глазах Спектра появляется что-то, вселяющее надежду. Возможно, Найлусу больше не придётся сменять отряд за отрядом из-за привычки поступать так, как кажется верным?..

2017-02-27 в 00:42 

A_Coronaria
В случае опасности улитка прячется в раковину. Там у нее есть бутылка водки и пистолет.
Найлус – 10 баллов
Явик (старт)

Примечание

— Уйди, азари.

Явик отворачивается, опускает кончики пальцев в воду. Как будто это поможет избавиться от упрямой азари.

«Лиара, — поправляет он сам себя. — Ее зовут Лиара».

— Уйди. Мне не нужны твои наставления.

Она молчит, прикусив нижнюю губу. Явик чувствует, как в воздухе разливается запах ее недоверия, смущения, неуверенности, злости. Но она не уходит.

— Все, что я могу дать им — быструю смерть.

— Это твой народ!

— Мой народ был уничтожен пятьдесят тысяч лет назад, а это монстры, марионетки Жнецов, искореженные их волей. Это не мой народ, — презрительно говорит он.

— Они не марионетки больше! Они свободны! Они сражаются и умирают за нас! Они помнят!

— Неважно.

— Неважно?!

— Да, неважно. Что может помнить хаск?

— Все! — почти кричит Лиара. — Если бы ты прекратил хоть на минуту упиваться собой! Если бы ты просто поговорил с ними! Ты думаешь, тебе тяжело быть единственным оставшимся, что ты видел все ужасы той войны? Но они… они помнят, как были кем-то, как убивали тех, кто был им дорог! Сами, своими руками… и осознают, во что превратились...

Лиара обрывает себя, прикрывает ладонью глаза, и теперь Явик чувствует от нее только запах разочарования.

— Я жалею, что мы нашли тебя на Иден Прайм, — произносит она глухо. — Ты говорил об аватарах. Ты не месть своего народа, Явик. Ты спесь и глупость. Эти Коллекционеры в разы лучше тебя.

Теперь молчит Явик. Долго молчит. Лиара выходит из его каюты и успевает дождаться лифта, прежде чем он окликает ее.

— Они пришли сами? Или это была твоя идея, азари?

Явик смотрит на неподвижные фигуры внизу, в доке, смотрит на слезы на щеках Лиары.

— Одна из охотниц связалась со мной, просила… и я подумала, что…

— Что сможешь облагодетельствовать всех?

— Я подумала, что если о них по-настоящему заботятся те, кто сражается рядом, то они заслуживают такой малости, как просто разговор!

— Хорошо, — неожиданно соглашается он и проходит мимо опешившей Лиары в лифт. — Хорошо, я поговорю с ними. Но ты не станешь вмешиваться, азари.

Когда он приближается к Коллекционерам, один из них выступает вперед и протягивает по имперской традиции руки ладонями вверх. Явик с омерзением кладет свои ладони поверх его.

Вокруг раздаются взрывы, он отстреливается от орды хасков. У его ног лежит тело женщины. Он убил ее. Потому что любил. Потому что она потеряла надежду и устала воевать.

Его крепко держат за плечи и щиколотки, тащат куда-то. Он знает, что будет дальше. Он видел, как это происходит.

Он разрывает пополам чье-то тело и переступает через останки. Ему все равно. Он не чувствует боли, у него нет никаких желаний, есть только императив: «Жатва должна продолжиться».

Он стоит на земле и в то же время падает в холодную темную бездну. Кто-то огромный говорит с ним о том, что тьма сильнее воли Предвестника.

Он падает на колени, хватается за голову, кричит, воет от ужаса. От осознания себя.

Он впервые за последние пятьдесят тысяч лет по собственному желанию поднимает взгляд вверх и смотрит на небо.


— Мы отомстим, — утробно рычит Коллекционер на языке, который Явик не надеялся уже услышать вновь.

И Явик склоняется перед ним в глубоком церемониальном поклоне. Как если бы отдавал дань уважения старшему и более мудрому.

— Мы отомстим, — эхом отзывается он.

2017-03-05 в 02:47 

драконы и ибупрофен
If you want something done — do yourself!
Найлус – 10 баллов
Явик – 10 баллов
Гаррус (старт)

«Ты меня вообще слушаешь, Гаррус?».

Фраза-из-детства, как громадный кусок льда — от нее тянуло холодом и безразличием.

«Ты делаешь так, как я говорю, Гаррус. Или не делаешь ничего и остаешься никем».

Не послушал. В очередной раз сделал по-своему и совершил самую огромную ошибку в жизни.

Точнее, целых десять ошибок, которые станут его ночными кошмарами до конца дней. Он будет видеть своих людей окровавленными, истерзанными и преданными, как в последний раз. Будет брать их на руки и укладывать рядом друг с другом, закрывать им глаза и ощущать уходящее из тел тепло. Будет заботливо укутывать трупы термопленкой.

В перерывах ему придется хвататься за винтовку и отстреливаться от тупого мяса, которое прет и прет по узкому мосту.

«Прости, пап. Ты был прав».

Свет впился в глаза, раскаленным металлом полился в мозг и остался в висках. От запаха паленого рога противно подташнивало. Во рту скопилась слюна. Гаррус попытался сглотнуть и захрипел от раздирающей боли. Что-то мерзкое и мягкое, наверное, сгусток крови с трудом протиснулось в глотку.

Как же больно, блядь.

Глаза все же удалось разлепить. Ему снилась светлая знакомая комната. Хотя, может, он умер и очутился на мертвом корабле? Так было бы логичней.

Он ощупал шею. Под ладонью шершаво бугрилась повязка. Гаррус потрогал правую мандибулу и равнодушно посмотрел на испачканные яркой кровью пальцы.

— Вакариан.

Логичность разлетелась вдребезги от нависшей над ним Чаквас. Она была вполне теплой, живой и неожиданно сильной. Стерла кровь с его руки и что-то сказала. Без переводчика Гаррус ничего не понял, но догадался, что она велела ему вести себя смирно. Он по привычке попытался ответить вслух, но не вышло — рот открыть не получилось. Гаррус слабо кивнул.

Чаквас ловко обтерла ему лицо мокрым полотенцем. Напоила чем-то кисло-сладким из прозрачного пакетика с трубочкой. Глотать получалось еле-еле: Гаррус несколько раз давился и срывался на кашель.

Когда вспыхнул пятиточечный светильник, Гаррус зажмурился на мгновение. Чаквас больно и бесцеремонно оттянула мандибулу, заставила его открыть рот и обработала все внутри едкой гадостью из оранжевого баллончика. От боли Гаррус стискивал кулаки так, что хрустели костяшки.

Закончив обработку раны, доктор Чаквас точным движением стянула окровавленные перчатки. Старательно и совершенно напрасно поправила у него на груди белый плед. Знаками показала, что надо лежать.

Гаррус опять кивнул. В его состоянии можно было пройти несколько шагов, а дальше ткнуться носом в пол, и показать Чаквас какая у него костлявая задница. Лишний раз демонстрировать слабость было бессмысленно.

Он дотронулся до левого запястья, пальцами перебрал воздух. Инструметрон — это единственное, что ему сейчас было нужно.

Чаквас немного помедлила, раздумывая, затем кивнула. Она молча принесла ему то, что он попросил, и ушла.

Синий браслет привычно обхватил запястье. Руки так дрожали, что включить его получилось не сразу.

Больше тысячи пропущенных вызовов.

От отца.

За сутки.

Такое ощущение, что он только и делал, что названивал Гаррусу.

С трудом, но получилось набрать сообщение:

«Привет, пап. У меня все хорошо. Говорить пока не могу. Перезвоню по возможности».

Гаррус долго смотрел на голоэкран и мигающую синим надпись «Отправлено».

Он обязательно перезвонит позже. Когда совершит одиннадцатую ошибку. Она не сможет исправить десять предыдущих, но определенно добавит справедливости в этот дерьмовый мир.

2017-03-05 в 22:39 

Найлус – 10 баллов
Явик – 10 баллов
Гаррус - 10 баллов
Тейн - старт

Время остановилось?
Врачи оставили Тейна одного в палате, дав ему возможность передохнуть. Хоть на минуту, хоть на мгновение – закрыть глаза, и…
И что?
От Шепарда Тейн слышал такое выражение, что, мол, «вся жизнь пронеслась перед глазами». За секунду до смерти – пронеслась.
Но Тейн видел только свою палату: стены, полки, тумбочку и кусок окна. И, возможно, это значило, что его секунда до смерти еще не наступила.
Стянутая повязкой рана на животе не давала повернуться так, чтобы видеть происходящее за окном. Тейн мог только догадываться, что там и как – очистили ли Цитадель от «Цербера»? Или апокалипсис локального масштаба все еще продолжается?
Взрывов давно уже не было слышно.
Тейн чувствовал себя до омерзения слабым и беспомощным, но даже это не вызывало сейчас раздражения. Он вообще уже давно не чувствовал себя настолько… спокойным.
Казалось, даже буйный мир вокруг успокоился, давая возможность смертельно-раненному дреллу напоследок почувствовать покой в душе и во всем, что его окружает.
Стены палаты не давили своей белизной, запах медикаментов не душил своей стерильной безнадежностью, гомон врачей и стоны раненных звучали настолько отдаленно и приглушенно, что Тейн, не чувствуя ничего, позволил себе просто выпустить эти звуки из своего сознания.
Он не был дураком и понимал, что осталось ему, в сущности, не так уж много.
Но душа – душа была спокойна. Он сделал все, что хотел. Помирился с сыном. Помог Шепарду спасти галактику и обрел в его лице верного друга. Впервые за много-много лет побывал на могиле жены…
Время остановилось.
Еще Тейн слышал от Шепарда о странном земном обычае – бросать монетку в воду в тех местах, куда хотелось бы вернуться.
Мысль об этом странном ритуале почему-то вызвала светлую грусть. Тейн бы бросил монетку (если бы она была у него под рукой) в свою жизнь, чтобы вернуться туда снова.
Он ни о чем не жалел и, пожалуй, отдал бы все из того немногочисленного, что имел, чтобы пожить еще.
Время…
Время не остановилось.
В палату вернулся врач. Пришел Колят.
На запястье сына тикали часы, отсчитывая секунды до последнего путешествия.
Туда, где путник не знает усталости, где любимые не расстаются, где голодный забывает о голоде.

URL
2017-03-06 в 19:19 

imirel
Time to get funky
Найлус – 10 баллов
Явик – 10 баллов
Гаррус - 10 баллов
Тейн - 10 баллов
Ария Т'Лоак - старт
Заид Массани - старт


Ария Т’Лоак крайне не любила, когда ее отвлекали в редкие минуты блаженного ничегонеделания. Многие, правда, могли — весьма опрометчиво, конечно — решить, что в ничегонеделании Ария проводит большую часть своего времени. Это впечатление было ошибочным. В голове Арии бесконечно роились мысли, идеи, схемы и стратегии, и лишь изредка она позволяла себе ненадолго отвлечься.

— Ты — Ария? — хрипловатый голос заставил ее повернуться, прервав наблюдение за танцем сестричек Ди Айя, которые только что заняли пилоны. Ария, прищурившись, всмотрелась в лицо пришедшего. Молодой. Жесткий, даже слишком — это можно было прочесть по глазам, сжатым в линию губам, желвакам на скулах. По шрамам на почти полностью забитых татуировкой руках, видневшихся из-под закатанных рукавов старенькой кожаной куртки с кевларовой защитой.

— А ты только что приобрел неприятности, — процедила Ария, с раздражением усаживаясь на диван. — Я ведь велела никого не пускать! Как ты прошел через охрану?

— Я умею убеждать, — пришедший усмехнулся и облокотился на скос балкона. — Я понимаю, что времени у тебя нет, поэтому перейду к делу. Я представляю “Синие Светила”.

— Ничего о таких не слышала, — отрезала Ария, с неудовольствием поглядывая на запоздавших охранников. — И какого хрена тебе нужно, щенок?

— Хрен у меня и свой имеется. А еще у нас — то бишь, у “Синих Светил — есть кое-какие штуки, которые ты наверняка захочешь получить в обмен на доступ к сведениям о том, кто здесь промышляет, так сказать, веселыми порошками.

— Ты ничего не боишься, так? — Ария встала и подошла вплотную к пришедшему. — Как тебя зовут?

— Меня зовут Заид. Заид Массани. И я не уйду, пока королева “Омеги” не посмотрит вот это.

Ария взяла датапад и лениво ткнула пальцем в голографические клавиши. Одна страница, вторая, третья. Подняв глаза на визитера, она, тщательно скрывая возбуждение, спросила:

— Если ты мне врешь… Откуда вы это берете? Это — батарианское дерьмо, которое в Терминусе запрещено уже пару сотен лет. Усовершенствованное?

Заид осклабился.

— Улучшенное. Теперь это дерьмо нужно запрещать вдесятеро усерднее. И кое-что у меня даже есть при себе. Так что? Поговорим про всякое разное, или выставишь меня на улицу?

— Ты наглый, Заид Массани, — Ария, чуть приблизив свое лицо к лицу Заида, провела пальцами у него под подбородком. — Мне это нравится. Пожалуй, сегодня я выслушаю тебя. Считай, что тебе повезло.

— Удача — не мой конек, Ария, — хрипло усмехнулся Заид. — Предпочитаю брать все в собственные руки.

...Человек, стоявший в полутени за спиной Шепарда, показался Арии до боли знакомым. Яркий узор на плечах, поза, когда правая нога чуть пружинит — вечная готовность увернуться от пули. Лицо, изуродованное жуткого вида рубцом было все еще узнаваемым.

— Погоди, — Ария властно отстранила Шепарда и сделала несколько шагов вперед.

— Мне говорили, ты умер, — вполголоса произнесла она.

— У ребят на том свете яйца слабоваты, чтобы меня прибрать. Теперь я работаю на Шепарда.

— А что Видо? — осведомилась Ария, вспоминая подробности рассказанной ей несколько лет назад истории.

— Считай, он уже труп. — Заид скрипнул зубами.

— Как только он перейдет в состояние “уже”, дай мне знать, — улыбнулась Ария.

— Я подумаю, — кивнул Заид. — Обещаю.

2017-03-08 в 10:12 

A_Coronaria
В случае опасности улитка прячется в раковину. Там у нее есть бутылка водки и пистолет.
Найлус — 10 баллов
Явик — 10 баллов
Гаррус — 10 баллов
Тейн — 10 баллов
Ария Т'Лоак — 10 баллов
Заид Массани — 10 баллов
Предвестник — старт :gigi:

Он просыпался.

Внутри него вспыхивали миллиардами ярких искорок пробудившиеся единицы сознаний, вливались в общий хор голосов. Встраивались в его гигантскую, похожую на ажурную паутину общность, занимали привычные места. Рассылали сигналы во все уголки галактики, будили слуг, запускали стандартные протоколы контроля, трещали на всех каналах связи разом.

После тысячелетий тишины потоки информации почти затопили его разум.

Он медленно ворочался в глубине темного космоса, всем телом впитывая излучение красного гиганта, вяло дрейфующего миллиарды лет по краю галактики. Набирался сил и знаний о прошедших тысячелетиях, размышлял, просчитывал вероятности, выстраивал новые алгоритмы взаимодействия с доминирующими расами.

Предвестник готовился к новой Жатве.

Остальные, более мелкие единицы, были отправлены вперед — авангардом армии Предвестника. Они становились его глазами, добывали для него новые данные, подтверждали старые договоренности и искали... Искали, сами того не осознавая, подчиняясь скрытому процессу, крошечному изменению в основной программе.

У Предвестника не было эмоций или чувств в том смысле, какой в эти слова вкладывают органики, но все же, первым делом после пробуждения он начинал высматривать следы Первых, малейшие намеки на то, что они еще есть. Он искал их не для того, чтобы закончить Жатву. В этом его стремлении было нечто неправильное. Нерациональное. Какая-то червоточина. Постыдный сбой мотивации.

На периферии его огромного сознания вспыхнул тревожный огонек задачи с наивысшим приоритетом: кто-то из слуг обнаружил то, что нужно. Предвестник мгновенно перетек внутрь слуги, в неудобное, ограниченное по функциональности, практически беззащитное тело хаска, хотя для верификации ему не требовался непосредственный доступ к объекту. Снова нерациональное и неправильное стремление, но оно доставило ему удовольствие.

Перед Предвестником лежала сфера. При его приближении она стала серой, мутной, безжизненной, безмолвной. Первые снова спрятались во тьме.

Не страшно. Теперь он все равно их найдет.

Тьма не будет неприступной вечно.

2017-03-08 в 22:31 

Найлус — 10 баллов
Явик — 10 баллов
Гаррус — 11 баллов +
Тейн — 10 баллов
Ария Т'Лоак — 10 баллов
Заид Массани — 10 баллов
Предвестник — 10 баллов

Гаррус/Шепард, ER, романтика, низкорейтинг

URL
2017-03-11 в 10:44 

A_Coronaria
В случае опасности улитка прячется в раковину. Там у нее есть бутылка водки и пистолет.
Найлус — 10 баллов
Явик — 10 баллов
Гаррус — 11 баллов
Тейн — 10 баллов
Ария Т'Лоак — 10 баллов
Заид Массани — 10 баллов
Предвестник — 11 баллов +

Офицеры связи Феррис-Филдс, самая прекрасная женщина на свете, Предвестник, драма

2017-04-17 в 15:59 

Найлус — 10 баллов
Явик — 10 баллов
Гаррус — 11 баллов
Тейн — 10 баллов
Ария Т'Лоак — 10 баллов
Заид Массани — 10 баллов
Предвестник — 11 баллов
Рейес - старт

Шут

URL
2017-04-19 в 13:24 

Найлус — 10 баллов
Явик — 10 баллов
Гаррус — 11 баллов
Тейн — 10 баллов
Ария Т'Лоак — 10 баллов
Заид Массани — 10 баллов
Предвестник — 10 баллов
Миранда — старт

Перевод драббла archiveofourown.org/works/7669963 (автор RockPaperbackScissors)


Господи! вот, кого Ты любишь, болен. (Ин 11:3)


К большому раздражению Миранды, после пробуждения Шепард работа над проектом «Лазарь» не закончилась.

Конечно, Шепард ходила, и говорила, и стреляла из винтовки, и ее пульс и кровяное давление укладывались в рамки физиологической нормы. Но как насчет химических реакций и электрических импульсов, порождающих ощущения счастья, надежды или желания? Восстановить их оказалось гораздо труднее. Шепард могла часами смотреть расфокусированным взглядом в ленту новостей, непонимающе глядеть на поставленную перед ней тарелку с едой или забиваться в дальний угол трюма и сидеть там в одиночестве.

Такой исход самого амбициозного и дорогостоящего биоинженерного проекта в истории человечества был, по мнению Миранды, абсолютно неприемлем. Особенно если учесть ответственность, лежащую на Шепард, и время и усилия, вложенные Мирандой.

Стремясь привести Шепард в норму, Миранда начала вспоминать роль, которую играла до того, как стала врачом и оперативником: она напомнила себе, как быть сестрой. Она заглядывала к Шепард каждый вечер. Она заставляла ее есть. Она делала все, чтобы поддерживать в ней оптимизм, даже если для этого ей приходилось вести себя, как девушке из команды болельщиц.

— Отличный выстрел! — кричала она в разгар боя. — Потрясающе! — И ее голос звучал бодро и весело, даже если по ее собственному лицу текла кровь.

Через несколько недель Миранда стала замечать, что Шепард меняется к лучшему. А вскоре обнаружила и изменения в себе. Теперь она поддерживала в Шепард жизнь не для того, чтобы доказать успешность проекта «Лазарь», и даже не для выживания человечества.

Она поддерживала в Шепард жизнь ради самой Шепард.

Потому что, если ты вернул кого-то к жизни, то с запуском сердцебиения твоя работа не заканчивается.

URL
   

Calibration rules the nations

главная